Виктор, о чём был фильм?

22:42 

Письма для Купидона

латентный фигурист
Я могу обыскать весь мир, но нет никого прекраснее тебя! (c) Юри
Название: Письма для Купидона
Автор: hoshi-hime
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/4868437/1/Letters_to_Cupid
Перевод: timros
Пейринг: 8059
Рейтинг: под конец - прямой репортаж из спальни (с) Free Mind
Жанр: юмор, амор
Отказ: всё принадлежит сами-знаете-кому )
Примечание: ООС, мат, критика - u-mail в вашем распоряжении. Агрипина, я переводила эту ересь трижды, но лучше не стало. :hang:
Саммари: Хаято Гокудера. Ну как не наступить на такие привлекательные грабли? История любви Такеши Ямамото в семи письмах.

Письмо 1.

Разлюбезный мой Купидон, я просто горю весь от нетерпения тебе сказать: ты скотина. Сдохни, сволочь!
Гокудера.

Письмо 2.

Милый мой Купидон!
Кажется, вчерашнее письмо требует некоторых пояснений. Ладно, я всё расскажу.
Прости, но я действительно был зол. Две пачки сигарет вернули мне долгожданное спокойствие. А теперь сиди и внимательно слушай меня, почему ты такая скотина и дрянь. Вообще-то... тут только одна причина. Существенная такая, тощая и назойливая причина. Так и быть, дам подсказку: он невыносимый кретин. Весь в тебя, кстати. Уже догадался о ком идёт речь? Да-да, ты прав. Этот чертов мечник влюбился в меня. Парень-в-меня-влюбился. Ужас какой!
Нет бы в девушку выстрелить своей чёртовой стрелой, а ты! Ты! Я тебя презираю. И как назло - скоро День святого Валентина (ну, или твой День Рождения, я точно не знаю). Как обычно, за мной будут таскаться все эти надоедливые девчонки и ныть "Гокудера-кун, возьми этот шоколад!", "Гокудера-кун, прими мои чувства!" или, самое ужасное, "Гокудера-кун, я это испекла/приготовила/сделала сама, возьми, пожалуйста". И это только из-за того, что я мафиози. Блевать от такого тянет. Те, что поумнее и поспокойнее, нормально воспринимают мой отказ, а некоторые дуры так и таскаются за мной весь день, пока я не устану от их воплей и возьму этот чертов шоколад. К обеду накопилась целая стопка этих плиток. Глаза б мои на это не смотрели! Есть эту гадость совершенно не хочется, пусть и готовила не Бьянка. Надо бы это выкинуть прямо сейчас, но ведь девчонки так старались... Ну вот, опять.

Блин, я опять сбился с мысли. Мы говорили про Такеши. Так вот, уроки закончились и надо валить домой. Я опять прособирался, все уже разошлись. Десятого давным-давно утащил Реборн по каким-то срочным делам, поэтому и ждать было некого. И вот стою я, как самый последний придурок, и отчаянно пытаюсь запихать весь этот шоколад в рюкзак. Ага, я псиса-наивнак. Такеши стоит у двери, прислонившись к косяку и терпеливо меня ждёт, а на губах липкая улыбочка. Я начинаю медленно закипать, делаю вид, что тут никого, кроме меня и многострадального шоколада нет. Он просто подходит и садится на соседнюю парту прямо передо мной. Медленный, внимательный взгляд. Спрашиваю, тебе чего надо? Я так надеялся, что Такеши сегодня пораньше уйдёт домой, но нет, он ждал меня до последнего. Я его терплю только из-за Тсуны, но, когда его нет рядом - нафиг хорошие манеры! Я сказал ему, чтобы он убирался отсюда, и чтобы не мешал мне. Он смеётся и говорит, что никуда без меня не пойдёт - всё одно, нам с тобой по пути, сказал он. Я стиснул зубы и промолчал. Очень захотелось, чтобы несносный Такеши сам по себе исчез из пустого класса. Последняя плитка шоколада еле уместилась в рюкзаке. Я тяжело вздохнул, а ему вдруг от этого стало смешно. Я одарил его грозным взглядом исподлобья и как-будто приклеился к нему взглядом... Странно всё это, да. Он тоже внимательно на меня смотрел, и это было... да, блин! Я не знаю, на что это было похоже! Меня одно успокаивает - он придурок, и этим всё сказано. Просто, нужно поменьше думать об этом, вот и всё. Но тут он поднялся и подошёл ближе. Мне, естественно, пришлось отодвинуться, но он сделал ещё один шаг и ловко блокировал меня между моим столом и стулом. Секундное молчание и вот что дальше:

Он: Гокудера...
Я отвечаю обычным взглядом «Чего-ты-опять-прицепился».
Он: Кажется, ты очень нравишься нашим девчонкам, нэ?..
Я: Да, и что теперь?
У этого идиота память отшибло - он пользуется не меньшей популярностью у наших одноклассниц. И я опять пытаюсь оправдать его замедленную реакцию. И это всё из-за тебя, Несчастье ты моё на белых крылышках.
Он: У тебя место в сумке для ещё одной шоколадки найдётся?
Я сначала не понял, о чём это он. Мне показалось, что он хочет сбагрить мне свой шоколад, потому что он слишком много за этот день получил. Сразу захотелось его пристрелить или сказать ему, чтобы отстал сразу, но не тут-то было!
Он: В Европе День святого Валентина общий, а не только у девчонок?
Я на него смотрю и понять никак не могу - к чему это всё. А вот теперь самое интересное!
Он: Ну, а если это так, то... парни тоже могут дарить шоколад?
Вот тут я окончательно выпадаю в осадок. Кулаки чешутся подправить эту самодовольно ухмыляющуюся физиономию и благополучно свалить домой. Ноги приросли к полу и я стою на месте. Какого хера, спрашивается? Я стою на месте, и медленно машу ручкой вслед уходящей надежде, что этот придурок просто ступит и не сделает того, что сделать намерен.
Он: И, тогда... я могу подарить тебе вот этот шоколад?

Мне лень затыкать ему рот. Правда. Он вытаскивает из сумки плитку шоколада и протягивает её мне. Мне кажется, что это бомба, а не шоколад вовсе. Я так и знал - он обязательно потянется меня целовать. Да, представь себе. Эта сволочь меня поцеловала, при чём не просто в щёку, лёгким поцелуем вскользь, а прямо в губы. Если честно, то я не знал, что делать. Я просто замер. Это всё ты виноват, Купидон. Это ты траванул этого придурка своей стрелой. Предупреждаю сразу - я дал себя поцеловать только потому, что был в глубоком шоке. И только поэтому! Он отпустил меня, молча с очередной улыбкой положил шоколад в мой рюкзак, как будто ничего и не было. Моя первая мысль - мы никогда не сможем снова быть друзьями. Наши прежние отношения пошли коту под хвост. Наверное, он тоже это понимает. Может, именно поэтому он решился на такой отчаянный поступок? Я внимательно смотрю на него и начинаю снова злиться от осознания того, что же только сейчас между нами произошло. Хватаю сумку и вылетаю из класса, но Такеши словно привязанный идёт за мной. Очень хочется перерезать ему глотку прямо здесь и сейчас. Я ему ничего не ответил - мне банально нечего ему сказать. Внутри всё кипело и клокотало от злости, по дороге домой я краем уха слушал его сбивчивую болтовню. Он вёл себя как обычно, как будто НИЧЕГО и не случилось. Я подумал, может, мне это всё показалось? Я даже с мним попрощался как обычно: "Блять, отъебись от меня, придурок!".

Состояние счастливой амнезии длилось недолго: я стал разбирать рюкзак и увидел его подарок. Сел на пол на пол и минут через пять меня торкнуло: сижу как идиот и тупо пялюсь на стопку шоколадок, а его - самая верхняя. Ну и что мне с этим богатством делать прикажете? Чтобы стало легче думать, я сел и записал всё, что случилось сегодня. Именно эту писанину вы сейчас и читаете. Честно говоря, хочется взять, да и послать весь этот шоколад тебе, Купидон, раз ты так любезно предоставил мне все эти неприятности, но прикасаться к подаркам не хочется - в голове моментально всплывает сцена с поцелуем. Мда, ощущения были те ещё! Было жутко неприятно. Меня в дрожь бросило от одного его прикосновения. Ну вот, я опять злюсь.

Так вот, Купидон, у меня к тебе одна-единственная просьба: верни всё обратно как было! Я создание ранимое, чувствительно и этого безобразия больше терпеть не могу! К тому же, он парень, а меня мальчики в этом плане не интересуют. В добавок, он полный придурок и кретин, каких свет не видывал. За какие грехи мне такое наказание? Это нечестно! Верни мне мою нормальную, спокойную жизнь без этого идиота! Знать ничего не желаю о его так называемых чувствах!

Исчезни из моей жизни вместе с ним.
Гокудера.

Письмо 3.


Дорогой мой Купидон, в этом коротком письмеце я тебе просто скажу, как же меня это всё заебало!
Я тебя просил остановить этого идиота. И что ты сделал? НИЧЕГО. Совсем ничего. Он постоянно таскается хвостом за мной и это бесит ещё больше. Он ведёт себя вроде нормально, но всё равно! Я стал замечать то, как он смотрит на меня, как он прикасается ко мне, как он со мной разговаривает. И это... волнует. Он продолжает улыбаться как самый последний идиот. Постоянно. Но в его улыбке что-то незаметно изменилось; будто, ушёл верхний, искусственный слой и я вижу его насквозь. Абсолютно. И это пугает ещё больше, ведь мне не нужна подноготная этого придурка. Почему? Он же помешан на бейсболе, зачем он мне?!

Я пытался не замечать все сальные взгляды в мою сторону, но это почти невозможно, особенно теперь, когда мне известна причина. Как же меня бесит эта самодовольная ухмылка на его роже! Но это ещё цветочки. Ягодки начинаются когда он смотрит на меня со спокойным, сосредоточенным выражением лица. Он не улыбается и мне тоже как-то не смешно. Он внимательно разглядывает моё лицо, иногда с жадностью смотрит на выглядывающие из-под рубашки ключицы. Брр! Это отвратительно. Я не знаю, что мне делать, как мне с ним разговаривать. Он следит буквально за каждым моим шагом и вздохом.

А теперь, когда он обнимает меня… короче, от прошлой грубости его медвежьих объятий не осталось и следа! Ну и что теперь дальше?! Ну, ты же знаешь, как он обычно «нежно» обнимал меня за шею – надо понимать, это для него было проявлением крайней степени дружелюбности. А теперь… Боже, он теперь со мной обращается как… как… как с неженкой, как с девчонкой, вот! Это ужасно!!! Со стороны не видно никакой разницы, но я-то всё прекрасно чувствую. Ещё немного и я медленно и верно начну сходить с ума. Может, я уже действительно схожу с ума, но, когда он кладёт свои широкие ладони мне на грудь (блять, тебе сколько повторять, нет у меня сисек, нету!!!), когда стоит позади меня или пытается приобнять... Ещё неделя в таком же темпе, я свихнусь и Десятый останется без Правой Руки по вине Ямамото Такеши.

Я как обычно скидываю его руку и одариваю самым злобным взглядом. А ему хоть бы хны – стоит себе, улыбается и только. И так каждый день. Он постоянно пытается прикоснуться, дотронуться до меня, обнять или прислониться к моей спине. И всё это в нежном, розовом сахарном сиропе. Например, я стою, разговариваю с кем-то, он подходит сзади, нежно обнимает меня за талию. Я вздрагиваю от неожиданности, чуть ли не начинаю икать от испуга. Знаешь, Купидон, скоро нервный тик станет моим вечным спутником жизни. Я не переношу щекотку, а этот кретин постоянно меня с этими обнимашками достаёт. И сердце колотится, и масса неприятных ощущений. В итоге ещё один день летит коту под хвост. И я опять скидываю его руку…

Если уж совсем честно и серьёзно разбираться в наших с ним отношениях, то… В общем, такое и раньше было, просто сейчас стало более заметным. Жесть. Если в нашем классе вдруг появится человек с мозгами, то ему или ей будет не трудно сложить два и два – настолько поведение Ямамото стало открытым. Если раньше он вёл себя тише и аккуратнее, даже если просто смотрел на меня, то теперь он обнаглел. Его взгляд во время разговора постоянно прикован к моим губам. Он улыбается едва-едва, особенно, когда я называю его остолопом и обещаю ему новый статус второгодника с таким-то отношением к учёбе. Он и раньше так себя вёл, но почему я не удосужился это заметить?!

Причины его поведения мне известны и при таком раскладе картина вырисовывается просто удручающая. Он не собирается скрывать своих пылких чуйств ко мне. Урод! А о моей репутации ты подумал?! И с каждым днём ситуация только усложняется. Я понимаю, что и сам не белый и пушистый. Десятый уже успел заметить некоторые... кхем… трения между нами, например, мой нервно дрожащий голос. Тсуна спрашивает, что происходит, мол, не поругались ли мы с Такеши? Я отнекиваюсь, оправдываюсь, говорю, что всё просто замечательно. Господи, как это унизительно – врать своему любимому боссу! Купидон, мать твою, это всё ты!

Я тебе сказал, что это будет короткое письмо. Извини. Мне очень нужно было выплеснуть эмоции, выговориться. Да, выговориться. Столько всякой херни творится, а я ничего не могу с этим сделать. И это всё ты виноват. Запомни это, Купидон. Когда запомнишь – верни всё, как было и сдохни с чистой совестью.

С огромной ненавистью,
Гокудера.

Письмо 4.

Дорогой мой Купидон,
я буду предельно честен. Я больше на тебя не злюсь, нет. Я просто разочарован. Глубоко и основательно разочарован. Мне почему-то казалось, что ты внимательно прочитал все мои предыдущие письма, адресованные тебе, услышал мои просьбы и вытащил наконец-то своё шило стрелу из его задницы, и мне больше не придётся писать тебе эту ересь. Но ведь нет же! Тебе любопытно, что будет дальше?! Приличных слов не хватает, чтобы передать мою самую чистую и самую откровенную ненависть к тебе! Я постараюсь как можно полнее и красочнее передать весь этот бедлам, который творится вокруг меня, чтобы ты, наконец, проникся и всё исправил.

Десятый в тот день куда-то спешно смотался с Реборном, и девчонок прихватил с собой. Но это не важно. Погода с утра была просто чудесная, но, ближе к обеду начали сгущаться тучи. Мне сказать, что я, как последний дурак, оставил зонт дома или и так понятно? Стоило только отойти от крыльца, как начался дождь и с такими темпами я бы точно пришёл домой вымокшим до нитки.

Ну, так вот, идём мы с этим придурком, он что-то там говорит: настолько нудное и скучное, что я не вслушиваюсь и просто киваю головой. И тут на меня падает первая капля. Пиздец как всё круто, думаю я, ведь мне же только этого не хватало для полного счастья: бейсбольный придурок раздевает меня взглядом весь день, и это ещё хуже, чем ненавязчивые прикосновения и попытки обнять. Ненавижу.

Прежде, чем я сообразил, что, собственно, происходит, меня обняли и силком втащили под какой-то навес. Если подумать, то надо Такеши за это сказать спасибо – дождь ливанул как из ведра. Но думать, когда тебя тискают как бабу и чуть ли не на руках носят, как-то очень слабо получалось. А дальше всё как обычно:
Он: Ничего страшного, скоро закончится. Только подождать надо.
Я стою и громко думаю вслух: ну уж нет, бейсбольный придурок! Чтобы я, да с тобой рядом, чуть ли не в обнимку стоял и ждал – да ни за что! Молча глазею на дождь минут пять, размышляю, чтоб ему такого пафосного сказать. К тому же, ситуация такая подходящая: я бросаю его стоять под дождём со словами «Такеши, я тебя не люблю. Увы, мы никогда не будем вместе!». Мне скучно, и я делаю шаг прямиком под несущиеся с небес потоки воды – лучше так, мокрым и быстро до дома, чем стоять рядом с ним и чувствовать тепло его рубашки. И эта сволочь меня опять хватает! И глаза делает грустные-грустные, с придыханием говорит мне в спину: «Хаято…». Я удивлён и оборачиваюсь только для того, чтобы в очередной раз скинуть эти загребущие лапы. Оказывается, он шагнул под этот дождь за мной. Пытаюсь оттолкнуть его, и всё по новый:

Он: Гокудера, ты что делаешь?! Ты же…
Я: Мне плевать, бейсбольный придурок. Я не собираюсь тратить время на болтовню с тобой, я иду домой. Всё, отвали.
Я собираюсь пойти домой, но он всё ещё крепко обнимает меня. Как он только умудрился не переломать мне рёбра? Я бы ему сказал отпустить меня, но он же не поймёт, придурок. Он тоже порядком вымок, стоя в обнимку со мной.
Бейсбольный придурок: Ты простудишься, если вот так пойдёшь домой.
Я: Мне пофигу!

Честно говоря, я уже сбился со счёту, сколько раз я ему повторял, что мне всё по барабану. Едва ли он слышал хоть что-то. Потому что мне сразу же сказали, что ему, видите ли, не безразлично. Чувствую, как к лицу медленно приливает кровь – боже, мне опять стыдно за его поведение. Снова пытаюсь оттолкнуть его – бесполезно, он только сильнее сжимает меня в объятиях. Ой, бля… Он снова лезет ко мне целоваться.

Купидон, ты ещё тут? Это хорошо, что ты меня слушаешь потому, что это ещё не всё!

Мне пришлось закрыть глаза – дождь так и не надумал заканчиваться. Я не знаю, что на меня нашло, когда я почувствовал, как язык этого придурка скользнул по моей нижней губе, но… в общем, я пустил его внутрь. Понятия не имею, как руки оказались в его волосах, но получилось именно так. Мне хочется думать, что это был отголосок защитной реакции. Такой, чтобы вырвать ему волосы и оттолкнуть куда подальше. К моему большому сожалению, руки в этот момент жили отдельной жизнью и, вопреки всем протестам, лишь прижали Такеши ближе.

И вот стоим мы, как два больных на всю голову романтика под этим чертовым проливным дождём, целуемся. Его язык в наглую хозяйничает у меня во рту, будто пытается попробовать меня на вкус всего и сразу. Такеши повсюду, куда он только может дотянуться. Меня такое положение дел не устраивает, и я стараюсь выпихнуть его язык, но он всё равно побеждает и… боже. Да, я сдаюсь. Он так меня целует, с таким удовольствием, что я и сам увлёкся. Ну, каким-то краем сознания я понимал, что мне сейчас надо его оттолкнуть, хорошенько врезать, чтобы неповадно было и, конечно, от души на него наорать. Но я просто стоял и целовался с ним. Может, это всё потому, что… ну… мне понравилось? Я больше никогда не буду так глубоко залезать при самокопании, но мне и, правда, понравилось.

Сначала я злился на то, он такое себе позволяет. Я убеждал себя, что это неправильно: мы оба парни, а, значит, это непозволительно! И целоваться мы не должны. И не только потому, что он полный придурок и я его ненавижу. А потому, что я не смогу потом смотреть ему в глаза: мне ведь тоже понравилось. Понравилось гораздо больше, чем я предполагал. Я стою и мысленно перебираю все доводы «за» и «против». Почему-то, «за» перевешивает, и я продолжаю поцелуй, и тут он… он такое вытворяет с моим языком. В общем, он прижал мой язык к своему и самым кончиком провёл вдоль по моему и это было… это было настолько приятно, что я сдуру выразил свои ощущения довольно-таки громким стоном. Голова отдельно – тело отдельно. Мне больше нечего сказать в своё оправдание.

Конечно, он мой невнятный стон воспринял как разрешение к более активным действиям: заелозил руками по моему телу, по влажной от дождя рубашке, а это, между прочим, очень неприятно. Мою задницу в мокрых джинсах он тоже вниманием не обделил. И вот тут-то во мне проснулся настоящий Гокудера. Я наконец-то пришёл в чувства и сумел его оттолкнуть. Меня мгновенно накрыло волной жгучего стыда. Не то, чтобы мне было ужасно неловко, но всё равно, не самые приятные ощущения. Я не знал, что делать и просто стоял под дождём и пытался отдышаться, жадно заглатывая воздух открытым ртом. По лицу стекали капли воды, волосы липли к лицу, мокрая одежда – к телу. И моему терпению настал предел – я ударил его по лицу. Прямо по этой наглой, улыбающейся роже.

Взгляд, полный похоти. Глянцевые губы раскрыты и втягивают воздух на полную. Волосы по краям лица слиплись тёмными стрелками. Сейчас мы очень похожи. Как же я это ненавижу. Очень захотелось окунуть его в ближайшую лужу, чтобы смыть это выражение лица прочь. Я перечитал всё, что понаписал тебе тут… Может сложиться ощущение, что этот «поцелуй» мне понравился. Это не так. Он попросту застал меня врасплох. Я первым проявил благоразумие и быстро исправил разом все ошибки в наших взаимоотношениях. Я хорошенько ему врезал. И молча ушёл.

Кажется, твой
Гокудера.

Письмо 5.

Купидон,
перечитав своё предыдущее письмо к тебе, я понял, что концовка вышла скомканной. Поэтому, я решил отправить тебе ещё одно, с продолжением моего рассказа. Меня уже потихоньку начинает бесить необходимость расписывать всё тебе как было. Я покурю и вернусь обратно. А потом заем весь этот стресс шоколадом. Ну, какой-нибудь из тех, что надавали мне девчонки на День святого Валентина. Так и быть, начну с самого низа этого «шоколадного Колосса». Я так понимаю, тебе всё ещё интересно, что там было после этого. Правильно, ты же всю эту кашу заварил! Наслаждайся, блин, плодами своих трудов!

Ну, в тот раз бейсбольный придурок оказался прав. Я простыл. Утром я проснулся в таком состоянии, будто меня случайно в бетономешалку уронили. Всё тело ломит от температуры, нос забит, горло дерёт. И больше всего бесит, что этот придурок оказался прав! Боже, как хочется кого-то взорвать! Динамита не пожалею при встрече! Решил себе заварить чая, чтобы успокоилось и горло, и остатки моих нервов. Успокоиться не получилось, а вот язык я обжёг. Финальным аккордом моих стенаний стало отсутствие вкуса у шоколада – ровно до тех пор, пока не заживёт язык. Блять! На самом деле это не так смешно – заедать своё горе шоколадом. Это станет нашим с тобой маленьким секретом, Купидон.

В школу я не пошёл. Не потому, что я не хотел видеть этого бейсбольного придурка. Избегать встречи с ним гораздо проще, чем кажется. Если бы я пришёл, то мог бы заразить других. Или самого Десятого. А мне это ни к чему. Лучше отваляться дома. Я спал почти весь день. Мне снились странные сны. Наверняка, это всё из-за антибиотиков и леденцов для горла. Сны приходили и уходили яркими, цветными обрывками, но тема была одна-единственная: бейсбольный придурок Такеши Ямамото. Не могу не думать о нём. Как же он меня бесит! Всё, что с ним связано, пробуждает самые неприятные, острые чувства… Я потихоньку схожу с ума из-за него. Боже мой, он мне снится!

Во сне я слышал стук. Мы опять были вдвоём. Если ты спросишь у меня почему, то я просто тебе отвечу, что полностью принял и смирился со случившимся. Где-то позади меня кто-то стучался и мне пришлось прервать поцелуй с Такеши, чтобы наорать на того стучащего идиота. Я проснулся, вернее, упал с дивана, на котором спал и вдруг понял, что это ко мне стучатся в дверь. Ругаясь через слово, я поднялся и укутался плотнее в любимое одеяло. За дверью был кто-то явно настойчивый и наглый: стук усиливался с каждой минутой. Кажется, этому мучителю хотелось, чтобы моя голова окончательно треснула от боли. Я собрал себя по кусочкам и распахнул дверь, ожидая увидеть там мою настырную домовладелицу, квартиру которой я как раз сейчас снимал, но нет… Угадайте с одного раза, кто там стоял.

Я замер на пороге и молча на него уставился, и простоял так минут пять, не меньше, прежде, чем попытался захлопнуть дверь перед его носом. За что мне это? Смотреть на него тошно. Я разбил ему губы в кровь, а он стоит и улыбается. Больно, наверное. Я хотел закрыть дверь и пойти дальше спать, но он с лёгкостью мне помешал это сделать. Правильно, я весь такой больной, слабый и сонный. Ему опять неймётся.

Бейсбольный придурок: Я тебе домашку притащил, Гокудера. Не надо так.
И голос у самого грустный-грустный, будто он весь день только и жил мыслью обо мне. И это меня так… так взбесило. Я не хотел на него орать. Возникло даже какое-то желание извиниться за причинённое беспокойство, но не мог же я ему об этом вот так запросто сказать! Будем считать, что моя злость является своего рода…прикрытием. Он лезет в самые недра сумки и выуживает оттуда тетрадку с домашним заданием, которую он каким-то чудом умудрился разборчиво записать. Зная его привычку писать, как курица лапой, я вдруг понимаю, что это он для меня старался записать всё чётко – он помнит о моей тяге к чистоте и порядку, ну надо же…

Здравствуй, новый приступ чувства вины. Я с отвращением смотрю на домашнее задание по математике, мысленно прорешивая все примеры: всё слишком просто. Затем я снова смотрю на Такеши – он улыбается, как и прежде.

Он: Ну, я пошёл. Мне ещё предстоит провести не один час в попытке решить всё это.
Он невесело усмехается, берёт сумку и идёт к двери. Чёртово чувство вины!
Я: Может, останешься? Я помогу тебе решить. Так быстрее будет.
Он: Правда? Ты поможешь мне?
Я: Ну, ты можешь заразиться от меня, но, если не боишься, то…

Я помню, что ответил ему именно так. Может, я слишком долго подбирал слова и говорил в нос, и из-за этого он совсем по-другому понял этот намёк: развернулся, с гыгыканьем сказал "пасиба" и протопал обратно в комнату.

Я поставил чайник греться по второму разу (скажем спасибо недогадливому Такеши за то, что предыдущий остыл), пока Такеши устраивался на полу около кофейного столика. И как назло, именно за этим столиком скрывалась та стопка шоколада, которую венчала его плитка. Чёрт! Чёрт! Чёрт! Одеяло постоянно сползало с плеча, и это добавляло раздражения. Нужно было как-то извернуться, чтобы успеть задвинуть шоколад подальше, не уронить чай и ухватить зубами одеяло. Со стороны, наверняка, это смотрелось крайне забавно.

Короче, я уселся на пол: уставший, издёрганный, больной. А ещё надо было как-то объяснить, как решать эти примеры. Бля, на кой хер я согласился?! Этот придурок вместо того, чтобы внимательно слушать и запоминать, делает огромные глаза и спрашивает, откуда я знаю, если меня не было на уроке? Но злиться я не могу, ведь это слишком ожидаемо: он закусывает нижнюю губу – красивая сволочь – и внимательно следит за моей реакцией. Приходится быть нарочито вежливым и предупредительным. Он быстро схватывает новые правила игры и пытается запоминать то, что я говорю про примеры. Пока он царапает что-то в своей тетради, я пью чай и на автомате протягиваю руку к стопке с шоколадками, хватаю первую попавшуюся.

А дальше, Купидон... А дальше начались сплошные кошмары и ужасы, мне даже писать стрёмно. До икоты. Я надеюсь, ты прочувствуешь всю глубину моего унижения. И я надеюсь, что ты наконец-то проявишь сколько-нибудь внимания к том, что здесь творится.

Я тащу в рот кусок шоколада для того, чтобы он растаял, и я смог полностью насладиться вкусом, а перед этим я люблю держать его в зубах, потихонечку откусывая . А ещё можно прижать языком к нёбу, чтобы он медленно таял – тоже вариант. Дурацкая привычка, знаю. Хочешь сказать, что ты сам белый ангелок, да? Ты самый испорченный из всей ангельской братии, что мне встречались!

Проехали. Я наклонился посмотреть, что он там нарешал за всё это время. Большая глупость с моей стороны –зависнуть над его плечом, потому что мой нос моментально ухватил аромат его туалетной воды. Все мысли моментально переключились на эту затейливую мелодию его запаха и я как-то незаметно для себя "завис" настолько крепко, что да же не вчитывался в его писанину. Я прозевал момент, когда Такеши подтянулся ко мне слишком близко...

Он аккуратно откусил кусочек, съел его и с удовольствием облизнулся. Стоит ли говорить о том, какое выражение лица у него при этом было?! А потом сделал вид, что ничего не было и тихо-мирно продолжил расписывать примеры. Я доел свой кусочек шоколада и потянулся за следующим. Не обращать же мне внимание на каждую выходку Ямамото?

Я до сих пор не верю, что я это сделал. Даже сейчас. Как говорится, тотальное ООС. Никогда бы так не поступил, но... Такого приступа романтического бреда я сам от себя не ожидал. Ну, что сделано, то сделано.

Ямамото продолжил играться с шоколадом, когда я взял следующий кусочек. Только на этот раз он не забыл нежно прикоснуться к моим губам. Ками-сама, никогда не испытывал такого мучительного смущения – яркий румянец опять выступил на щеках. Но тут мне немножко повезло: Такеши уже успел отвернуться. Мне кажется, он и сам был несколько удивлён, что я позволяю ему вытворять такое, когда, буквально накануне я смачно съездил ему по физиономии.

Знаешь, купидон, что самое досадное в этой истории? Мне Такеши совсем не нравится. Ни капельки. Тогда, к чему все эти заигрывания с шоколадом, чтобы он меня ещё раз поцеловал?.. Ты же наверняка знаешь ответ! Скажи мне! Я хочу знать, почему это происходит! Вот...

Что бы там ни было, я решительно отломил третий кусочек шоколада. Сейчас сижу и думаю: а нахрена я это сделал?! Это всё жар от простуды, точно. Едва ли я отдавал себе отчёт поступках, но Такеши снова наклонился ко мне, и я почувствовал, как каждый удар моего сердца отдаётся по всему телу. Мне казалось, что я очутился на краю действующего вулкана – жар пробил до костей. Меня заводила сама ситуация, в которой мы, два идиота, так "удачно" оказались. У меня даже голова закружилась так, что я чуть не свалился на него. Но, безумие на двоих продолжалось.

Такеши прикоснулся ко мне, притянул и, вместо того, чтобы снова откусить шоколад и отстать от меня, он бесцеремонно впихнул эту несчастную шоколадку в мой рот своим языком. Он на этом не успокоился, как же! Наверное, он решил совместить приятное с полезным, поэтому этот поцелуй получился в прямом смысле "со вкусом шоколада". Отлично. Просто замечательно. Особенно, распиханный по всему рту шоколад. Ямамомто, я тебя ненавижу!

Ну что, Купидон, ты доволен тем, что натворил?! А ведь это ещё далеко не всё!

Когда мы наконец смогли оторваться друг от друга, мне очень не хотелось открывать глаза. У Такеши как обычно будет вид виноватого щенка. Я краем уха слышал, как он что-то начал говорить, но я резко перебил его, громко выкрикнув "Прости!". И только после этого смог немного приоткрыть глаза. Такеши сидел, смотрел на меня с внимательно, и с довольной улыбкой, облизывал остатки шоколада с губ. В итоге большим идиотом, чем он оказался я. Мне хотелось обидеться на него, наорать и выставить вон, потому, что он вёл себя по-свински. Но с другой стороны, он наплевал на то, что может заразиться от меня.

Бейсбольный придурок (в ответ на мой вопль "Прости!": Да ладно тебе... Вообще-то, я это заслужил..
Я (с издёвкой): Ну да, разумеется! Но это никак не оправдывает меня.
Бейсбольный придурок (улыбаясь от уха до уха): Зато, у тебя есть замечательный шанс наверстать упущенное...

Я не шучу. Он прямо так и сказал! Перечитывая всё то, что я тебе написал... Короче, из нас двоих настоящий придурок я, а не он. В его голосе было столько похоти. Это было последней каплей. Я сломался. Или растаял, как тот чёртов шоколад?

Я поднялся и сел на диван рядом с кофейным столиком. Видок у меня был тот ещё: смятое одеяло на плечах, упираюсь руками в колени, чтобы ненароком не упасть на пол – голова кружится. Такеши с диким восторгом в глазах перебирается прямо через кофейный столик и ползёт ко мне. Блять, вы бы видели его глаза в тот момент, когда он рывком поднялся и навис надо мной в очередном поцелуе.

Готов поспорить, что у меня выработалась зависимость от его поцелуев. Не знаю, на ком и когда он учился, но получается у него чертовски здорово. Или это я на него так влияю? Чёрт, так противно думать, что он целовался с кем-то кроме меня...

И опять вкус шоколада. Его вкус. Я не знаю, как описать его вкус, ведь он смешался с талым шоколадом – здравствуй, мой новый фетиш – и это было... было... боооже, это было прекрасно! И если бы только это! Ощущение запретности, извращенности происходящего в мозгу всё поплыло окончательно. Я целуюсь с парнем. И это так приятно. И я подтвердил это тихим стоном. И не один раз.

Когда он прекратил поцелуй, то сразу же обхватил своими огромными ладонями моё лицо и начал выцеловывать брови, щёки, скулы, добрался до шеи и тут… Знаешь, Купидон, никогда не понимал, в чём заключается прелесть поцелуев в шею. Зачастую можно услышать описания типа: дрожь по всему телу, когда по твоей шее языком проводят влажную дорожку, а потом задерживаются и целуют, целуют, целуют, и зубами прикусывают кожу, чтобы оставить собственническую метку "моё, никому не отдам". Именно так и сделал Такеши. Я не заметил, как сам притянул его к себе поближе, словно опасаясь, что его могут у меня отнять или он сам отстранится. Он только плотнее прижался, цепляясь за меня руками.

Он забрался на диван, развернул меня к себе так, чтобы было удобнее целоваться. Такеши запустил руки под мою футболку и поглаживал, ласкался ко мне. Ками-сама, да что это такое?! Так приятно... Пока я наслаждался новыми ощущениями, он подтянул меня поближе и посадил к себе на колени, обхватывая мои ноги. На какое-то мгновение я засомневался в том, что хочу продолжать в том же духе, но тут Ямамото слегка сжал эээ... мою задницу, и сомнения пропали как-то сами собой.

И снова глубокий, мучительный поцелуй. Его сильные руки гладят мою спину, ненавязчиво залезают за край ремня на джинсах. В его действиях нет ни тени сомнений, он ведёт себя, будто точно знает, что именно и когда нужно делать. Мы прилипли друг к другу на полчаса, не меньше. С Такеши время вообще пролетело незаметно. И всё-таки, мне пришлось оторваться от него. Стоило только вдохнуть после очередного поцелуя, как я чихнул. Я не нарочно, честно! Я постарался отодвинуться от него как можно дальше, чтобы не заразить, хотя... Какая к чёрту простуда, когда он елозил своим языком у меня во рту целых полчаса!

Я сижу и чихаю, а Такеши хоть бы хны! Сидит и ржот надо мной, сволочь. И вообще! Я устал от этого всего, меня знобит и хочется в тепло. Такеши откинулся на диванные подушки и я расположился лёжа на нём, удобно уткнулся носом в его шею. О, этот аромат... Опять и снова. Я честно пообещал себе, что закрою глаза на пять минут, а потом втолкаю Такеши домой. Я проснулся только через два часа и, почему-то, в своей постели. Непередаваемые ощущения! Сдёрнул одеяло – нет, одет полностью. Руки, ноги - всё двигается нормально, нигде ничего не болит. А потом я увидел записку на столике. На столе стояла чашка с остывшим чаем, на самый угол оказались сдвинутыми тетради с домашним заданием, а по центру, под плиткой шоколада лежала та самая записка. Чудненько, если бы не одно "но" – содержание.


Гокудера,

мне нужно было домой идти, но будить тебя совсем не хотелось. Поэтому я перетащил тебя на кровать. Ты мало возражал во сне. Если завтра тебя в школе не будет, то я снова забегу и закину тебе тетради. Может, ты не откажешь в помощи одному бейсбольному идиоту? Сегодняшний урок мне очень понравился. Выздоравливай поскорее!

Ямамото =*


Да, он ещё и поцеловал меня в записке. Знать ничего не хочу. Он ещё и смайл подмигивающий пририсовал. Рядом со строчкой про домашнее задание. И я опять краснею. Но это полная фигня по сравнению с тем, какую смску я получил от него, пока спал. Он что, издевается, да?!

Эй, Гоку, как ты там ? Хочется поваляться вместе с тобой в тёплой постели ; )

Я(мамото)


Я не знаю, что ему ответить на такое. Не верится, что он: 1) первым написал мне; 2) и написал такое! Нужно же было догадаться, что он куда больший извращенец, чем на первый взгляд. Ну, он выглядит не как извращенец. В общем, я ему отправил коротенькое "Норма" и скрестил пальцы на удачу, чтобы он не ответил ничего. А он и не ответил. Ура.
Бляя... он и его смайлы. Агггр, достало!

На сегодня всё, пожалуй. Надеюсь, ты теперь понимаешь, почему я так настойчиво прошу, чтобы ты пересмотрел своё решение относительного того, насколько мы подходим друг другу. Ты ведь постараешься, правда ведь? Купидон, ты меня вообще там слышишь? Мне до сих пор не нравится вся эта чертовщина с Такеши. Мне это не нравится, но я начинаю постепенно смиряться с мыслью о нём. Вот как-то так.

Только Ямамото не говори, иначе подорву!

Твой,
Гокудера.

P.S. Непривычно писать такое. Чувствую себя конченым извращенцем. Хотя, вряд ли тебя это волнует. Ты же у нас начальник дня святого Валентина и всё такое! Если ты не прочитаешь это письмо, то никто ведь не прочитает, правда?

Письмо 6.

Купидон,

Прости за долгое молчание, но писать было не о чем. Сегодня Белый День (что-то типа второго дня святого Валентина. Тебе одного дня в году мало, сволочь в перьях?!), а это значит, что прошёл целый месяц с того момента, как я настрочил тебе первое гневное письмо с просьбой о помощи. Ты ведь так ничего и не сделал... По-хорошему, это время я должен запомнить как лучшие годы юного мафиози. Я просыпаюсь, иду в школу, сижу на уроках, тащусь домой, делаю домашку, а потом отрываюсь на тренировках в свободное время. Под "свободным временем" я понимаю пребывание-не-в-школе и, разумеется, Такеши Ямамото.

Он мне уделяет максимальное внимание. Даже в школе. Если мы выходим из класса в коридор, то он дожидается момента, когда уходит последний человек и тут же кидается тискать и целовать меня. Мило, правда? Заканчивается всё по привычной схеме: я изо всех сил стараюсь отпихнуть его от себя, но, если у него крайне романтичное(?!) настроение, то он всё равно стоит со мной в обнимку. Приходится стукнуть его пару-тройку раз, чтобы он пришёл в чувства. Не сильно. Я же любя, правда. Сколько бы я не говорил ему, чтобы он вёл себя приличнее на людях, он продолжает гнуть свою линию и лезет целоваться при первой возможности. Идиот, что с него взять?

С математикой у него стало лучше, это факт. Он регулярно приходит ко мне делать домашку, и, если быть предельно честным, с каждым разом у него получается всё лучше и лучше. Но ему всегда хочется получить «награду» только за половину сделанного задания – в этом он похож на похотливого пса. Так и вижу, как он радостно виляет хвостом в ожидании кусочка сахара от хозяина. Ну, или дольки шоколада. Кстати, после того случая, я больше не поделился с ним ни кусочком. Жадный я, ага. Зато, когда я слишком часто и слишком усердно облизываю пальцы и губы, он делает домашку быстрее – метод кнута и пряника в действии.

Теперь Такеши стал часто и подолгу зависать у меня дома. Мы ничем таким не занимаемся, честное слово! Ну, почти... Первый раз он остался у меня с ночевой по чистой случайности: было слишком поздно, транспорт уже не ходил и я постелил ему на диване. Но, минут через двадцать этот придурок с совершенно счастливой мордой лица оказался у меня в кровати, под моим же одеялом! Вскоре это стало нормой. Мы спим в двух положениях. И я вообще не понимаю, с какого перепуга я тебе это всё расписываю. Может, так будет понятнее, что именно творится, когда мы спим вместе.

Первая – моя любимая. Он лежит на спине, а я устраиваюсь у него на груди. Всё очень просто и удобно.

Второй вариант – это романтика в чистом виде. Он пристаёт ко мне с нежностями. Такеши любит зарыться носом в мои волосы и не только, когда спит рядом. Но это ещё не всё, нет. С каждой ночью расстояние между нами в постели становилось всё меньше и меньше, а сейчас он придвинулся вплотную ко мне. Ему, видите ли, так проще обнимать меня по утрам. Сначала я испугался таких быстрых темпов развития наших отношений (Ками-сама, о чём это я?!), и с воплями и руганью выпихивал его из кровати. Заставил его спать на диване, но не прошло и полчаса, как он снова влез ко мне под одеяло. Понятное дело, что выспаться нормально в таких условиях не было никакой возможности.

Дальше – больше. Обычно, он обнимал меня во сне за талию, или просто будоражил на протяжении всей ночи горячим дыханием в шею, но... Однажды к этому добавились его руки: он провёл вдоль по спине и задержал ладонь на моей заднице. Убью, не пожалею! Главное не забыть об этом к утру. В добавок он поцеловал моё плечо и прижался ко мне ещё ближе. Его напряжение в паху легко ощущалось через ткань трусов. Ками-сама, он ведь не набросится на меня прямо сейчас, нет ведь?! Очень хотелось заорать от страха.

Прости, Купидон, я знаю, что тебе едва ли хочется читать такую ересь, но я потихоньку начинаю сходить с ума. И ездить тебе по нервам совсем расхотелось. Лучше я напишу тебе – сам поймёшь, о чём я говорю.

Его рука плавно переместилась с моей задницы на бёдро, а потом... До сих пор в ушах отдаётся каждая нотка моего вздоха, когда он просто прикоснулся там. Меня передёргивает от одного только воспоминания - мегатонны смущения. И как я только пережил это?! Хотел подтянуть колени, чтобы остановить его, но не тут-то было. Он схватил меня за лодыжки, опрокинул на спину и сам уселся у меня между ног. Схватил мою руку, заставил почувствовать его возбуждённый член. Блять, почему природа настолько несправедлива?! У него такой большой, и мне это пришлось не только чувствовать, но и лицезреть – он нетерпеливо стащил свои трусы и зашвырнул их куда-то в угол. Ками-сама, он с таким наслаждением произнёс моё имя, когда я прикоснулся к его члену, что в голове всё разом поплыло. Но это всё ерунда, по сравнению с тем, как он выдохнул "Хаято", когда кончил. Нашему ненасытному Такеши этого показалось мало – он отвёл мою руку, снял с меня боксёры: с такой жадностью меня ещё никто не рассматривал. Он опять прижался ко мне вплотную. Меня накрывает волной возбуждения даже сейчас, стоит только об этом вспомнить. Вообще-то, он сегодня опять должен прийти, поэтому, я постараюсь побыстрее расправиться с письмом к тебе.

Он обхватил ладонью наши члены и начал дрочить. Наверное, я реагировал на его прикосновения совершенно по-девчачьи: хныкал и стонал от удовольствия, шипел сквозь зубы, потому что это было нереально хорошо! Но Такеши, кажется, не возражал, и был только за. Он усиленно работал одной рукой, а второй умудрился обхватить меня за талию. Он произнёс моё имя миллион раз, а я в ответ старался сопротивляться и не так сильно прижиматься к нему бёдрами. Кажется, он поверил. Естественно, этот идиот превратил всё в игру «кто дольше не кончит». Я держался изо всех сил, но удовольствие было слишком велико… Я кончил первым в его ладонь, он тоже недолго после этого продержался. Но, эта тупоголовая скотина заляпала весь мой живот. Ненавижу его.

Теперь каждая его ночёвка у меня заканчивалась одинаково. Надеюсь, описывать в подробностях по второму кругу не надо? Пока что мы не зашли слишком далеко, но дело идёт именно к этому. Дрочить, конечно, приятно, но неудобно – у него он слишком большой. К тому же, этот идиот обнаглел окончательно и позволил себе растянуть меня: сначала одним пальцем, а потом двумя. Больно! Кажется, он решил сделать из меня боттома, меня же не спросив. Я бы его убил, но когда он это делает, это так…

Как я уже говорил, на Белый День, я чисто из вежливости подарил этому бейсбольному идиоту подарок. Мне кажется, этот день предназначен для того, чтобы мужчинам дарили подарки. Ну, в этом смысле. А тут получается, что он сделал мне подарок на День святого Валентина, то я должен соблюсти правила приличия. Вроде бы. И мне почему-то кажется, что этот идиот совсем не будет против. Скорее всего, он опять всю ночь будет тискать меня в объятиях и с тупым счастливым спрашивать «А ты меня любишь?» или что-нибудь в этом духе.

И в этой бочке мёда есть одна ложка дёгтя. Я его не люблю. Да, может, с ним и весело, особенно по ночам. Да, с ним хорошо. Даже, немного уютно. Но это не любовь. Он просто друг. Друг с необычными, интересными «бонусами». У него приятный парфюм. И он довольно сносно целуется. С ним в кровати спать тепло. И он пытается развеселить меня во время очередной депрессии. Вот видишь, это дружба. Но не любовь.

Наверное, я всё-таки позволю ему сегодня перейти все границы приличия. Вот написал это и почувствовал себя полным придурком. Я вымарал целый абзац бреда по теме перед тем, как отправить письмо тебе. Да, писать это было неприятно, но ты ведь не видел всех моих откровений, так что… Короче, я волнуюсь. Как ему об этом сказать? Говорят, это очень больно. Но… я его хочу.

Твой, Гокудера.

Письмо 7.

Купидон!

Я не могу ходить. Времени два часа дня, а я всё ещё валяюсь в постели. Школу сегодня придётся прогулять, хотя "прогулять" – сильно сказано, ведь я едва ли могу ходить по дому. Этот придурок съебался с утра пораньше, бросив меня досыпать. Скорее всего, только потому, что я на этом настоял. Он очень хотел остаться и играться в медсестру весь день. Но мне такого добра не надо – я выпихнул этого идиота учиться.

Он уже скоро должен вернуться из школы, и, наверняка, будет трястись надо мной, пока я опять на него не наору. Это последнее моё письмо к тебе, Купидон. По крайней мере, я очень на это надеюсь. Меня окончательно достала вся эта херь, связанная с твоим днём и воспеванием великой силы любви.

Я велел Ямамото поделиться подаренным шоколадом с Десятым, но он отказался, сказав, что этот шоколад, как и я, целиком и полностью принадлежит только ему и делиться он ни с кем не намерен. Я не догнал, к чему такие пафосные речи, но было приятно. Самую малость. В итоге, он его оставил на прикроватной тумбочке у меня дома. Наверняка, паршивец опять затеял что-то. Он демонстративно заявил, что не хочет видеть, как я ем шоколад, хотя от наших уроков он всё ещё не отказался. Странно всё это.

Я так устал. Мы спали чуть больше часа прошлой ночью. Можно сказать, что я заебался в прямом смысле слова. Надеюсь, мне полегчает хотя бы к вечеру. Хромать буду пару дней, но ведь это не смертельно. У нас было два раза. Надолго нас не хватило, к тому же, он сильно растянул меня в первый раз. Хотя, во второй подход было не так больно.

Для описания первого раза у меня и слов-то приличных не найдётся. И это ещё девушки жалуются, что им больно терять девственность! Сначала он целовал меня как сумасшедший где-то с полчаса и ничего больше не предпринимал. У меня вся шея в засосах благодаря этой сволочи. Мне придётся носить что-нибудь с высоким воротником или даже шарф: со стороны выглядеть это будет слишком дико, но один чёрт лучше, чем выставлять всем на обозрение следы его активной деятельности.

Сначала всё тянулось лишком медленно. Я даже удивился его выдержке. Я думал, он сразу набросится на меня и отымеет прямо на полу или на журнальном столике, когда я ему сказал, что хочу его. Но нет. Он сделал всё… как надо.

Прости, Купидон, я опять вынужден пуститься в пространные описания.

Целуясь, мы ввалились в спальню. Он медленно снимал с меня одежду, попутно целуя меня всюду, куда мог дотянуться. Он ещё минут пять радостно разглядывал меня голого, будто развернул долгожданный подарок на День Рождения. Блять. Ну кретин ведь! Я потянулся стаскивать с него шмотки, чтобы он хоть как-то очухался.

Я прошуршал по полкам в кабинете Шамала и нашёл немало занятных вещичек, которые наш милый доктор припрятал в самых недоступных местах. Чего там только не было: несколько видов афродизиаков, какая-то краска по телу, и, самое важное, смазка. Понятия не имею, нахрена ему всё это в школе, где в медкабинете чуть ли не проходной двор. Вариант с самостоятельным приобретением подобных вещей я пока отложил на светлое будущее. Я протянул тюбик Ямамото и сказал, чтобы он обязательно этим воспользовался. Он так и сделал. Я встал на четвереньки, чтобы ему было максимально удобно. Заодно, он не увидит моего лица, когда опять засунет пальцы в меня.

Было больно. Очень больно. Один палец – это ещё терпимо. Второй – куда ни шло, памятуя о его недавних экспериментах на этом поприще. Но когда он ввёл третий палец, я вскрикнул и он тут же замер, хоть я и просил его не останавливаться. Идиот херов. Сначала он не торопясь разрабатывал меня внутри пальцами, входил максимально глубоко. Кажется, он ждал моего подробного отчёта об ощущениях. Ха! Я ведь уже упоминал о том, какой Такеши идиот?! Эта тварь взяла и перевернула меня на спину! Он, оказывается, хотел видеть моё лицо, когда мы будем трахаться. О, ну прекрасно! Давайте сделаем всё возможное, чтобы Гокудера сгорел от стыда прямо здесь и сейчас. А ещё лучше, если это произойдёт во время ебли с Ямамото и глядя глаза в глаза.

А потом этот идиот додумался спросить меня о презервативах, на что я не удержался и спросил на счёт своей возможной беременности. Касми-сама, за что мне это наказание в виде Такеши?! В скольких прошлых жизнях я совершил страшные грехи, что мне сейчас приходится так тяжко? Он заткнулся и молча стал наносить смазку на свой член. Я сразу предупредил его, чтобы он даже не вздумал кончать в меня, потому что это унизительно. Ну, и как добавок к его глупости с презервативами. Он ничего не ответил, просто коротко кивнул в знак согласия и отбросил в сторону тюбик со смазкой.

Ками-сама, моё сердце застряло в горле от волнения. Я от страха и волнения вцепился в постельные простыни, а ведь он даже ещё не вошёл. Я откинул голову назад и зажмурился. Он прикоснулся раскрытой ладонью к моей груди. Я терпеливо ждал.

Бляяяяяяяяяяять!

Задница болит. Казалось, что мышцы вот-вот порвутся. Он заметил это не сразу и остановился, чтобы я немного привык к ощущениям. Ну почему у него такой большой?! Нечестно! Я на автомате обнял его, немилосердно впиваясь ногтями в его спину. Кажется, там остались шикарные царапины после сегодняшнего. Он молча, героически терпел. Наверное, потому, что он понимал, что мне будет больнее. Он долго не двигался. Наверняка, он чувствовал, как сокращается кольцо мышц вокруг его члена. Он непрестанно шептал моё имя и упрашивал расслабиться. Мда, сказал бы я ему тоже самое, если бы в его заднице был невероятно большой член.

Наконец, Такеши начал двигаться. Сначала очень медленно. Как будто, он боялся сделать мне больно. Придурок, мне уже больно и я боюсь даже предположить, что будет дальше! Потом, кажется, он вошёл в раж, и начал двигаться быстрее. Гораздо быстрее. Он буквально вламывался в меня, как кайло горняка в надежде отыскать золотую жилу. Он откровенно, от всей души трахал меня, Хаято Гокудеру! Мы оба взмокли. Меня всё больше и больше заводил звук от соприкосновения наших тел. Его член скользил внутри меня вперёд-назад, реальность отступила на задний план и, вскоре, капитулировала. Я сошёл с ума. Какая досада!

Я громко выкрикнул его имя, когда он сжал мои член и начал медленно ласкать меня. Я не сдержался и ещё раз простонал его имя. Кажется, ему понравилось. Нет, я мог бы сказать ему «сильнее» или «быстрее», но зачем мне добавлять себе неприятностей на то самое место, если их там и без того хватает?!

И я опять кончил первым. Ну, так вышло. Случайно. Что ж, Такеши ещё раз доказал наличие выдержки и терпения, и этот раз не стал исключением. Я обхватил его ногами за талию и выгнулся дугой так сильно, что мы почти столкнулись. А что в итоге? Наши животы обильно заляпаны спермой – на этот раз только моей. Задница опять начинает болеть, потому, что я возбуждён до предела. Такеши срывается в оргазм и громко выкрикивает моё имя. Опять и снова.

Этот придурок кончил в меня. Едиснтвенное, что я росил его не делать. А он сделал. И бляяять, это было… пошло! Я почувствовал, как его сперма медленно стекает внутри меня: горячая, густая. Когда Такеши со вздохом вышел из меня, то она сразу же потекла по внутренней стороне моих ног. Одним словом – стыд.

Я лежу в полной растерянности от того, что мы всё-таки это сделали. Такеши валяется в отключке на мне и сонно дышит в моё плечо. В мою голову лезут мысли: одна мрачнее другой, потому что особого кайфа от произошедшего я не словил. А потом наступил настоящий мрак. Такеши сваливается с меня, перекатывается на бок и с совершенно виноватым, потерянным видом заявляет: «Гоку, прости, я не смог с первого раза задеть твою простату». Я лежу рядом и тихо молча охуеваю, так и не сумев заорать «Чего?!».

Но вопрос как-то сам по себе решился, правда, чуть позже, когда я поднялся и только собрался идти в душ, как… Такеши, узрев меня перепачканным в его сперме, завёлся с пол-оборота. Он с легкостью поставил меня на колени, и начал рьяно ласкать меня, пока я снова не почувствовал возбуждение. А потом всё повторилось, только теперь со спины.

Во второй раз было немного легче – кольцо мышц ещё не закрылось, но всё равно ощущался лёгкий дискомфорт. На этот раз он не старался быть идеальным и задеть чего-то там внутри меня. Всё получилось само собой и мой несчастный мозг рассыпался на миллиарды радостных осколков. Без возможности восстановления в прежний вид, ага. Я не преувеличиваю, честное слово. Всё так и было. Будто по телу пробежались лёгкие, приятные волны и я чуть не кончил. Такеши удалось после этого ещё трижды задеть эту точку «G» внутри меня, перед тем, как мы вместе кончили. Ками-сама, боль, которую я пережил до этого… короче, оно того стоило.

Словами тут вряд ли что-то можно описать или объяснить. Но эта сцука опять кончила в меня, но сил на злость уже – на его счастье и удачу – не осталось. Я был вымотан, выебан и, вдобавок к этому ужасу, мы лежали в обнимку с Такеши на испачканных простынях, которые мне же потом придётся стирать.

Утром я, наивный, попытался встать, но мои ноги сказали мне, что со мной они не знакомы и вообще, впервые меня видят. Короче, я упал. И сразу же взвыл от боли. От моего воя проснулся Такеши, подлетел ко мне, взял на руки и, утешая, уложил обратно на кровать. Он даже не стал вслушиваться в мои настойчивые просьбы отнести меня в душ. С одной стороны, не очень-то хотелось, чтобы он ещё и в душе со мной был. Но с другой – я не держался на своих двоих. И что прикажете делать? Пришлось ждать, пока я смогу пересилить боль и доползти до душевой. Чувствую себя мерзко.

Купидон, это всё ты виноват. Абсолютно во всём. Моя перепачканная кровать – твоя вина. Моя новая зависимость от шоколада – тоже твоя вина. И то, что Такеши теперь постоянно кончает в меня – тоже ты виноват. Ками-сама, да то, что я трахаюсь с парнем – вот твоя самая страшная вина!

Сука ты. Ненавижу тебя, паскуда.
Втянул меня в это дерьмо. Втянул меня в эти ненормальные отношения с этим придурком. Ты виноват абсолютно во всём, что случилось за эти два месяца. Ты и только ты!

Кажется, я… должен сказать тебе спасибо.

Навеки твой,
Гокудера.


@музыка: AIR - Cherry Blossom Girl

@настроение: Весеннее счастье - это когда тот, кого ты хочешь, хочет тебя не меньше, и у вас есть время почти до семи, и с работы отпустили. (с) Ванечка

@темы: фандом «Реборн», переводы

URL
Комментарии
2009-09-09 в 23:22 

Агрипина
Скромна, умна, люблю пожрать
Я шипела больше всех! Я раз в неделю заходила к тебе с целью найти закрытую запись, мрачно поматериться и продолжить ждать. И вот оно свершилось! Ура, товарищи!

Прекрасный перевод! Легко читается. Очень качественная литературное обработка! И я смеялась. Много. Спасибо.

2009-09-09 в 23:40 

Сашка Северова [DELETED user] [DELETED user]
в закрытках у меня только недобитые переводы - ничего личного, да :hang::hang::hang:

2009-09-09 в 23:43 

Агрипина
Скромна, умна, люблю пожрать
Кстати, а ты в курсе что недавно автор выдал еще пачку писем в качестве продолжения? С легким агнстом и дрррррамой? ^__________________^

2009-09-09 в 23:55 

Сашка Северова [DELETED user] [DELETED user]
видимо, она выложила их отдельным произведением, потому как по этой ссылке только семь. зато, завтра будет чем заняться на работе ))) спасибо за наводку! *________*


уй бля.... увидела. впала в ангст.

2009-09-10 в 08:16 

Агрипина
Скромна, умна, люблю пожрать
*ооочень мерзко хихикает*

2009-09-16 в 17:08 

Soap-kun
у меня есть мысль, и я ее думаю
Сашечка, ты молодец*____* меня порадовали обороты, честное слово XD было приятно и легко читааать X) понравилось, ага

2009-09-16 в 17:44 

Сашка Северова [DELETED user] [DELETED user]
Спасибо, Маш. Мне приятно знать, что тебе понравился перевод. ^^

   

главная